Мир поэзии Поиск книг    О проекте    Обратная связь    Размещение рекламы

Шекспир Уильям
«Монолог «Быть или не быть…» в русских переводах XIX-XX вв.»

Главная страница / Шекспир Уильям «Монолог «Быть или не быть…» в русских переводах XIX-XX вв.»
Кто, в самом деле, захотел бы переносить бичевания и презрение времени, гнет притеснителей, оскорбления гордецов, страдания отвергнутой любви, медленность в исполнении законов, наглость власти и все пинки, получаемые терпеливым достоинством от недостойных, когда он сам мог бы избавиться от всего этого одним ударом короткого кинжала. Кто согласился бы добровольно нести такое бремя, стонать и обливаться потом под невыносимою тяжестью жизни, если бы боязнь чего-то после смерти, страх перед неизвестною страною, из которой не возвращался ни один путник, не смущали нашей воли, заставляя нас покорно переносить испытанные уже боли и в трепете останавливаться перед неведомым… Итак, совесть превращает всех нас в трусов. Так природный румянец решимости сменяется бледным отливом размышления; так размышление останавливает на полпути исполнение смелых и могучих начинаний, и они теряют название «действия»… Но тише. Вот хорошенькая Офелия. О нимфа, в своих святых молитвах помяни и меня, и все мои грехи.



Д. Аверкиев


Жизнь или смерть – таков вопрос;Что благородней для души; сносить лиИ пращу, и стрелу судьбы свирепой,Иль, встав с оружьем против моря зол,Борьбой покончить с ними. Умереть –Уснуть, – не больше. И подумать только,Что сном окончатся и скорби сердца,И тысячи страданий прирожденных,Наследье плоти… Вот исход, достойныйБлагоговейного желанья… Умереть –Уснуть… Уснуть… Быть может, видеть сны…Вот в чем препятствие. Что мы, избавясьОт этих преходящих бед, увидимВ том мертвом сне, – не может не заставитьОстановиться нас. По этой-то причинеМы терпим бедствие столь долгой жизни, —Кто снес бы бичеванье и насмешкиЛюдской толпы, презренье к бедняку,Неправду притеснителя, томленьеОтверженной любви, бессилье права,Нахальство власть имущих и пинки,Что терпеливая заслуга сноситОт недостойного, – когда он можетПокончить с жизнью счетыПростым стилетом. Кто бы стал таскатьВсе эти ноши, и потеть, и охатьПод тягостною жизнью, если б страхЧего-то после смерти, той страныНеведомой, из-за границ которойНе возвращаются, – не путал воли,Уча, что лучше нам сносить земные беды,Чем броситься к другим, нам неизвестным.Так в трусов превращает нас сознанье;Так и решимости природный цветОт бледного оттенка мысли тускнет.И оттого-то
Назад  

стр.10

  Вперед
Наши спонсоры:
Назад  

стр.10

  Вперед