Мир поэзии Поиск книг    О проекте    Обратная связь    Размещение рекламы

Широков Виктор Александрович
«Иглы Мглы»

Главная страница / Широков Виктор Александрович «Иглы Мглы»


пусть не мессия, не пророк;


он весь в преддверии грядущего,


на перепутье всех дорог.


И как не вспомнить имя гения,


что силой лирики своей


восстал над мрачною геенною


разбушевавшихся страстей.


Моя банальная фантазия


представить даже не могла,


как азиатчины оказия


вдруг закусила удила.


Его щемящие метафоры,


его сердечная тоска


вдруг власть имущим не потрафили,


чтоб затравить наверняка.


И то, что нынче в биографии


займет едва ль один абзац,


сложилось в годы, что ограбили


чинуши, спецы по эрзац...


Эрзац-кино, эрзац-поэзии,


эрзац-культуры, наконец;


ведь кажется всего полезнее


нередко не творец, а спец.


Я вырос в годы безвременщины


и, может, лишь его стихи


меня спасли от обыденщины


и от словесной шелухи.


Я нынче горд, что связан юностью


и с Вишерой, и с Чусовой;


что также с клеветы осунулся


по воле стрелки часовой.


И с той же выправкой торжественной


готов стоять хоть день-деньской


пред самой неказистой женщиной,


мелькнувшей в сваре городской.


Иным стихи лишь развлечение,


приправа, соусу сродни;


а мне - влечение, свечение,


дням оправдание они.


И чем случайней совпадения,


тем непреложней связь судеб;


и я вхожу в его владения,


не ведая, что грех нелеп.


Пусть доброхоты чтут приличия


и упиваются тайком;


а мне мое косноязычие


дороже даже под хмельком


воображения всеобщности


нерукотворного пути;


а наши мелкие оплошности,


как опечатки, опусти.


Жаль, что елея благолепием


жжет юбилея ритуал;


вот-вот еще одно столетие


обрушится на тротуар.


Столетье - тоже род экзамена,


явленье истины на свет;


он должен быть прочитан заново,


вероучитель, мой поэт.


7.10.86


МЕТАМОРФОЗЫ


Дирижеру Джансугу Кахидзе


Рояль, откинув черное крыло, присела, далеко не отлетая. Уродице трехлапой повезло; ее пригрела человечья стая. Летучая чудовищная мышь, в провинции ты реешь и в столице; то жмешься к полу, то впотьмах летишь многопудовой птеродактилицей. Наездник твой, кудесник, что комар, так тонок на корриде в черном фраке; твой писк, твой крик наивен, как кошмар бегущего по лесу в

Назад  

стр.220

  Вперед
Наши спонсоры:
Назад  

стр.220

  Вперед