Мир поэзии Поиск книг    О проекте    Обратная связь    Размещение рекламы

Широков Виктор Александрович
«Иглы Мглы»

Главная страница / Широков Виктор Александрович «Иглы Мглы»
чиста.


10.06.


1991


КОНЦЕРТ


Михаилу Плетневу


В бойком муравейнике оркестра


все Гармонии подчинено:


и смычки, и струны, даже чресла


музыки колючее звено.


Весело работают суставы.


Скромно сухожилия хрустят.


Снова пестрой публике по нраву


инструментов яростный парад.


Как улитки, вздрагивают скрипки.


Словно ель, гудит виолончель.


Бьет ударник, как стрелок, навскидку,


попадая постоянно в цель.


Тонкие невидимые нити


к слушателям тянутся сейчас.


Новая симфония в зените,


как в полете вспыхнувший фугас.


Воздух снова звуками расколот,


как ударом звонкое стекло.


Зло вползает, как могильный холод,


и добро ничтожно, как тепло.


Новые выдавливай рулады.


Шепотом предсмертным прохрипи.


Только не лишай меня услады


видеть свет в заснеженной степи.


Только не мешай отдаться ласке


призрачно-чарующей руки.


Говори со мною без опаски


и развязке близкой вопреки.


Говори о подлинном и мнимом,


повторяй без устали стократ


то, что произносят херувимы,


то, что пилигримы знать хотят.


2.05.


* * *


Дождь. Испарина. Усталость.


Время, вставшее стоймя.


Алость. Впалость. Малость. Жалость.


И дома, дома, дома.


Между прочим, в каждом слове


есть невидимый улов.


Хорошо увидеть внове


то, что радостней обнов:


старый парк. Свою аллею.


Влажный в трещинах асфальт.


Что люблю и что жалею.


Ничего, что был фальстарт.


Главное - пусть льется влага


"эль" родного языка.


Это благо, благо, благо


ныне, присно, на века


чувствовать свое призванье;


знать, что истово люблю


эту землю; и признанье


с земляками разделю.


Кто здесь зритель? Кто художник?


Краски чьи и чьи слова?


Только дождик, дождик, дождик


да зеленая листва...


28.07.


ПРОТИВОРЕЧИЕ


В темном вагоне, летящем в туннеле,


мы очутились случайно вдвоем.


Дьяволы пили и ангелы пели,


две половинки боролись в одном.


Не понимая божественной цели,


чередования света и тьмы,


соприкоснуться и то мы не смели,


грешной беседою теша умы.


Жар возникал, доходящий до стыни;


дыбился чувства невиданный вал.


Голос алкал обнаженной латыни.


Голого факта рассудок желал.


Но проиграла бесовская сила.


Хлопнули две половинки двери.


Жизнь

Назад  

стр.220

  Вперед
Наши спонсоры:
Назад  

стр.220

  Вперед